Суд не нашёл оснований для привлечения Агапова Андрея Николаевича к субсидиарной ответственности

г. Москва Дело № А40-226086/16-30-363Б 09 июля 2019 года Резолютивная часть определения объявлена 04 июля 2019 г. Полный текст определения изготовлен 09 июля 2019 г. Арбитражный суд города Москвы в составе: судьи Лариной Г.М., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Грачевой А.И., рассмотрев в открытом судебном заседании в рамках дела о банкротстве Общества с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ» заявление ООО «МЕДИАШОУ» о привлечении к субсидиарной ответственности, при участии: от Агапова А.И. – Кораблин А.В. (дов. от 16.11.18), от конкурсного управляющего – Доценко М.В. (дов. от 06.02.2019г.) УСТАНОВИЛ: Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12.02.2018г. в отношении Общества с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ» открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев, конкурсным управляющим утвержден Бабкин Олег Петрович. Определением Арбитражного суда г. Москвы от 21.01.2019г. утвержден конкурсным управляющим должника ООО «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ» арбитражный управляющий Ангелов Александр Валерьевич (является членом Ассоциации МСОПАУ). В Арбитражный суд города Москвы 13.08.2018г. поступило заявление ООО «МЕДИАШОУ» о привлечении к субсидиарной ответственности Агапова А.Н., в рамках дела о банкротстве Общества с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ». 02.07.2019г. в суд в электронном виде от ООО «МЕДИАШОУ» поступило ходатайство о рассмотрении заявления в отсутствии представителя. ООО «МЕДИАШОУ», будучи надлежаще извещенным о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей в суд не направил, в связи с чем, дело слушается в его отсутствие в порядке ч. 3 ст. 156 АПК РФ. Представитель ответчика огласил позицию, возражал против удовлетворения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Представитель конкурсного управляющего огласил позицию, представил дополнительные документы, пояснил, что документы были переданы конкурсному управляющему, поданное в суд заявление оставил на усмотрение суда. Как указывает заявитель, в обоснование поданного заявления, определением Арбитражного суда г. Москвы от 07.05.2018 г. требования кредитора ООО «МЕДИАШОУ» в размере 2 759 450 руб. признаны обоснованными и включены в реестр требований ООО «Глобальные коммуникации» в составе третьей очереди. ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что с 13.03.2014 г. и до даты введения в отношения должника процедуры конкурсного производства, должность генерального директора общества, являющегося единоличным исполнительным органом, занимал Агапов Андрей Николаевич. ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что по правилам ст. 61.11 Закона о банкротстве контролирующее должника лицо несет субсидиарную ответственность если невозможность погашения требований кредиторов наступила вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, однако производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, или заявление уполномоченного органа о признании должника банкротом возвращено, а также в случае, если должник стал отвечать признакам неплатежеспособности не вследствие действий или бездействия контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия или бездействие, существенно ухудшившие финансовое состояние должника. Помимо изложенного, заявитель указывает, что субсидиарная ответственность установлена и за неподачу (несвоевременную подачу) заявления, согласно ст. 62.11 Закона о банкротстве: неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 Закона о банкротстве, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд. Согласно п. 2 указанной статьи, бремя доказывания отсутствия причинной связи с невозможностью удовлетворения требований кредиторов и нарушением обязанностей, предусмотренных п. 1 ст. 61.11 Закона о банкротстве лежит на привлекаемом к ответственности лице (лицах). В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что с момента введения в отношении ООО «Глобальные коммуникации» процедуры наблюдения, заявления поступили сразу от нескольких кредиторов: Общества с ограниченной ответственностью «Креативная студия Фараон», Общества с ограниченной ответственностью «СпортСервис», ТРИДЕНТ МЬЮЗИК С.Р.Л. (TRIDENT MUSIC S.R.L.) и другие. Заявитель указывает, что согласно сведениям бухгалтерского баланса, на конец 2015 года у должника имелась общая непогашенная кредиторская задолженность в размере 169 665 000,00 руб. Кроме того, ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что по данным отчета о прибылях и убытках должника, совокупный финансовый результат общества являлся отрицательным, имелась задолженность по постоянным налоговым обязательствам. Учитывая вышеизложенное, по мнению кредитора, обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве должника возникла уже 15 января 2016 года. При этом, заявитель указывает, что после указанной даты у должника возникли новые обязательства, в том числе установленные решениями судов. Невыполнение руководителем требований закона об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве при наступлении обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.12 Закона о банкротстве, влечет неразумное и недобросовестное принятие дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность исполнения требований кредиторов и, как следствие, убытки для них. В этом случае одним из правовых механизмов, обеспечивающих удовлетворение требований кредиторов при недостаточности конкурсной массы, является возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве. Заявитель указывает, что погашение задолженности ООО «Глобальные коммуникации» перед несколькими кредиторами повлекло бы за собой невозможность удовлетворения требований других кредиторов. При таких обстоятельствах, ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что контролирующее лицо должника должно было знать о наличии признаков недостаточности имущества должника и неспособности удовлетворения требований всех кредиторов, и было обязано обратиться в суд с заявлением должника о признании банкротом. Заявитель указывает, что поскольку контролирующее должника лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа должника, указанную обязанность не исполнило, имеются основания для привлечения этого лица -Агапова Андрея Николаевича, согласно ст. 61.12 Закона о банкротстве. Кроме того, заявитель указывает, что в соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. В связи с вышеизложенным, ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что на основании заявления конкурсного управляющего об истребовании документов у бывшего руководителя должника, о взыскании судебной неустойки был возбужден обособленный спор об истребовании документов у руководителя должника. Заявитель указывает, что из материалов дела следует, что конкурсный управляющий направлял в адрес руководителя уведомление с требованием о передаче документов. Однако данную обязанность Агапов А.Н. не исполнил, в связи с чем, конкурсный управляющий 12 марта 2018 года обратился в Арбитражный суд г. Москвы с ходатайством об истребовании документов у Агапова А.Н. ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что материалы дела не содержат доказательств того, что обязанность по передаче временному управляющему, а впоследствии конкурсному управляющему по передаче запрошенной документации руководителем должника была исполнена. Наличие причинно-следственной связи между отсутствием запрошенной документации и невозможностью удовлетворения требований кредиторов по мнению ООО «МЕДИАШОУ» выражается в нижеследующем. Ввиду непередачи документации конкурсному управляющему бывшим руководителем должника, управляющим предпринимались меры по розыску и установлению имущества должника, инвентаризация имущества была проведена не в полном объеме. Кредитор считает, что отсутствие необходимой информации об имущественных правах и обязанностях должника не позволило конкурсному управляющему полноценно осуществить действия по формированию конкурсной массы для целей удовлетворения требований кредиторов. ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что генеральным директором должника не исполнена обязанность по передаче документов временному и конкурсному управляющему, усматривается вина и противоправное поведение контролирующего должника лица. Также, ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что по правилам ст. 61.11 Закона о банкротстве контролирующее должника лицо несет субсидиарную ответственность также в том случае, если невозможность погашения требований кредиторов наступила не вследствие действий или бездействия контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия или бездействие, существенно ухудшившие финансовое состояние должника. Заявитель указывает, что согласно сведениям из ЕГРЮЛ в июле 2017 года т.е. через 2 месяца после отмены концертов Э. Рамаззотти, за 4 месяца до принятия к производству заявления ИП Мартемьянова Р.А. о признании несостоятельным (банкротом) должника, Агапов А.Н. зарегистрировал 2 новых компании. Таким образом, ООО «МЕДИАШОУ» указывает, что из указанных обстоятельств можно сделать вывод, что Агапов А.Н. вместо налаживания состояния существующей компании (ООО «Глобальные коммуникации») открыл новый бизнес, приносящий выручку. Следовательно, заявитель указывает, что есть основания полагать, что если бы Агапов А.Н. сосредоточился на улучшении состояния должника, то кредиторы получили бы большее удовлетворение своих требований (по сравнению с текущей ситуацией с финансовым состоянием должника). В связи с чем, на основании вышеизложенного, заявитель обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности Агапова Андрея Николаевича, в рамках дела о банкротстве Общества с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ». Изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам. Дела о несостоятельности (банкротстве) в силу части 1 статьи 223 АПК РФ и пункта 1 статьи 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства). Федеральным законом от 29 июля 2017 г. N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее по тексту — Закон N 266- ФЗ) в Закон о банкротстве были внесены изменения, вступающие в силу со дня его официального опубликования. Пунктом 3 ст. 4 Закона N 266-ФЗ предусмотрено, что рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу Закона N 266-ФЗ), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Закона о банкротстве (в редакции Закона N 266-ФЗ). Поскольку заявление ООО «МЕДИАШОУ» подано в суд после 1 июля 2017 г., рассмотрение заявления производится по процессуальным правилам Закона о банкротстве (в редакции Закона N 266-ФЗ). В связи с тем, что спорные обстоятельства имели место до дня вступления Закона № 266-ФЗ в силу, применимыми нормами материального права являются положения о субсидиарной ответственности по обязательствам должника Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 266-ФЗ, независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве. В данном случае спорные правоотношения, касающиеся не подачу заявления, имели место в 2016 г., и к ним применимы положения Закона о банкротстве в редакции Закона о банкротстве в редакции № 134-ФЗ. Данный подход соответствуют позиции ВС РФ, отраженной в Определении ВС РФ от 19.12.2018 по делу № А40-109326/2014 (№ 305-ЭС18-20919) и Определении Верховного Суда РФ от 04.10.2018 по делу № А70-11814/2015 (№ 304-ЭС16- 17558(2,3)). Кроме того, такое толкование также соответствует подходу ВАС РФ, изложенному в пункте 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 № 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции Закона № 134-ФЗ) в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения. Нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона. Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника. Как указало ООО «МЕДИАШОУ», должник обязан был обратиться в суд с заявлением о банкротстве 15 января 2016 года, поскольку согласно сведениям бухгалтерского баланса на конец 2015 года у должника имелась общая непогашенная кредиторская задолженность в размере 169 665 000,00 руб. Проанализировав бухгалтерскую документацию компании должника, относительно баланса за 2015 г. в строке 1520 значится кредиторская задолженность в размере 169 665 000 руб. Однако, анализируя её состав, усматривается следующее: 1) Кредитовое сальдо по авансам, полученным от покупателей — 129 114 973,50руб.; 2) Кредитовое сальдо по расчетам с поставщиками в рублях — 8 645 543,50 руб.; 3) Кредитовое сальдо по расчетам с покупателями в валюте — 21 647 684,20руб.; 4) Кредитовое сальдо по начисленным, но не уплаченным налогам — 9 174 754,15руб. По правилам бухгалтерского учета, установленным Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденным приказом Министерства финансов России от 29.07.1998 № 34н, с пояснениями, содержащимися в п. 34 Положения по бухгалтерскому учёту «Бухгалтерская отчетность организации» (ПБУ 4/99), утвержденного приказом Министерства финансов России от 06.07.1999 №43н, в случаях, когда по одному и тому же счету имеется и дебетовое, и кредитовое сальдо, в балансе это отражается развернуто, оборотами по дебету и кредиту счета. Так, согласно бухгалтерскому балансу за 2015 год, по строке 1230 отражена дебиторская задолженность в размере 95 758 000 руб. Исходя из этого, реальная кредиторская задолженность должна рассчитываться как разница между кредиторской задолженностью, указанной в строке 1520, и дебиторской задолженностью, указанной в строке 1230. Таким образом, установлено, что кредиторская задолженность составляет 73 907 000 руб. Кроме того, из материалов дела усматривается, что на том же бухгалтерском балансе за 2015 год числятся нематериальные активы в размере 16 349 000руб. (строка 1110 баланса), запасы в размере 71 164 000 руб. (строка 1210 баланса), денежные средства в размере 5 777 000 руб. Согласно строке 1370 бухгалтерского баланса, нераспределенная прибыль составила 16 699 000руб., что соответствует данным оборотно-сальдовой ведомости, а именно: кредитовое сальдо по счету 84 «Нераспределенная прибыль» составляет 16 697 056, 79руб. То есть, установлено, что по итогам 2015 года образовался убыток в размере лишь 119 000 руб. Однако, усматривается, что предприятие сохранило свою нераспределенную прибыль, полученную в 2014 году, в размере 16 699 000 руб. Из материалов дела усматривается, что эти факты находят своё подтверждение и в отчете о финансовых результатах деятельности компании за 2015 г. Из его данных следует, что по итогам 2015 года компанией была получена прибыль от продаж в размере 811 000руб., но за счет значительных прочих расходов, отраженных на счете 91.02 «Прочие расходы» предприятие получило незначительный убыток. Как указывает ответчик, в рамках обычной хозяйственной деятельности данного юридического лица, вышеуказанный убыток не имел критичного характера и не мог расцениваться с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах, иначе как не представляющий опасности для экономической стабильности предприятия. Согласно разъяснений, данных в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц к ответственности при банкротстве», при исследовании совокупности обстоятельств, входящих в предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной названной нормой, следует учитывать, что обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве. Если руководитель должника докажет, что, несмотря на временные финансовые затруднения (в частности, возникновение признаков неплатежеспособности) добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным. Таким образом, для целей разрешения вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности по упомянутым основаниям установление момента подачи заявления о банкротстве должника приобретает существенное значение, учитывая, что момент возникновения такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов. В материалы дела представлены планы мероприятий, обеспечивающих поддержку эффективной хозяйственной деятельности должника на период: вторая половина 2014 г. — первая половина 2016. Таким образом, суд признает необоснованным довод заявителя, что отрицательный показатель чистой прибыли (наличие убытка) демонстрирует объективное банкротство общества. Нельзя признавать общество неплатежеспособным на основании отдельных показателей, а надо оценивать его реальную деятельность (Постановление АС Московского округа от 9 октября 2018 г. по делу № А40-239581/15, Постановление АС Московского округа от 19 декабря 2016 г. по делу № А40- 99086/2015). Кроме того, возможность привлечения контролирующего лица за ухудшение финансового состояния должника возникла лишь с момента введения в Закон о банкротстве ст. 61.11. В соответствии с ранее действовавшей и применимой в настоящем деле редакцией ст. 10 Закона о банкротстве критерием для привлечения лица к ответственности был факт установления причинно-следственной связи между действиями лица и наступлением неплатежеспособности (конкретные указания контролирующего лица должны быть именно причиной появления признаков банкротства должника), а не некое ухудшение финансового состояния. В материалы дела представлено заключение конкурсного управляющего, в соответствии с которым, конкурсным управляющим не было выявлено сделок и действий органов управления должника, влекущих за собой предпочтение одному из кредиторов, подозрительных сделок, а также сделок со злоупотреблением правом. Наличие задолженности перед отдельными кредиторами не может свидетельствовать о неплатежеспособности должника. Согласно пункту 2 части 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. Статьей 61.11 Закона о банкротстве установлена субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов. Если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника. Пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: 1) причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве. Положениями той же статьи Закона о банкротстве предусмотрена субсидиарная ответственность руководителя должника и иных контролирующих лиц при наличии следующих обстоятельств: 2) документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы; требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника или его должностных лиц, являющихся либо являвшихся его единоличными исполнительными органами, к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях, превышают пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов; документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют либо искажены; на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице: в единый государственный реестр юридических лиц на основании представленных таким юридическим лицом документов; в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в части сведений, обязанность по внесению которых возложена на юридическое лицо. В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.11.2012 г. N 9127/12, бывший руководитель должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности за не передачу документации лишь при доказанности совокупности следующих условий: объективной стороны правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения бывшим руководителем обязательств по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации; вины бывшего руководителя должника, исходя из того, принял ли он все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (п. 1 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации); причинно-следственной связи между отсутствием документации (отсутствием в ней информации или ее искажением) и невозможностью удовлетворения требований кредиторов. Применяя данный вид ответственности, необходимо установить наличие причинно-следственной связи между отсутствием документации и невозможностью удовлетворения требований кредиторов. Как усматривается из материалов дела и как указал конкурсный управляющий, документы были переданы Агаповым А.Н. по актам приема-передачи конкурсному управляющему Бабкину О.П. Длительность передачи была вызвана большим объемом передаваемой документации. Также, судом установлено, что заявителем не доказано наличие причинноследственной связи, между фактом регистрации генеральным директором должника новых компаний и ухудшением финансового положения должника. Судом установлено, что заявителем ООО «МЕДИАШОУ» не доказана причинно-следственная связь между действиями Агапова А.Н. и наступлением неплатежеспособности ООО «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ». Суд, не находит оснований для привлечения Агапова Андрея Николаевича к субсидиарной ответственности, поскольку в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что банкротство должника наступило по вине Агапова Андрея Николаевича, наличие причинно-следственной связи между длительной передачей документации, не подачей в суд заявления о банкротстве и невозможностью удовлетворения требований кредиторов. В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. В силу ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Таким образом, на основании вышеизложенного, заявителем не доказано наличие всей совокупности условий, необходимых для привлечения Агапова Андрея Николаевича к субсидиарной ответственности, в рамках дела о банкротстве Общества с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ». На основании изложенного, руководствуясь ст. 9, 10, 32 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. ст. 65, 66, 184, 185, 223 АПК РФ, О П Р Е Д Е Л И Л: В удовлетворении заявления ООО «МЕДИАШОУ» о привлечении к субсидиарной ответственности Агапова Андрея Николаевича, в рамках дела о банкротстве Общества с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ» — отказать. Определение может быть обжаловано в десятидневный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд. Судья Г. М. Ларина

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *